Турист во Вьетнаме. История одного ремонта

Ремонт во Вьетнаме

Мы ехали втроем на 2х байках по серпантину в сторону Далата, останавливаясь везде, где только можно, потому что красоты вокруг были неимоверные, природа во всем ее великолепии дарила нам незабываемые моменты. Все было прекрасно, но …

Иногда планы меняются, а дорога на то и дорога, что таит в себе непредсказуемость. Впереди идущий байк вдруг начал останавливаться. При включенном двигателе и добавлении газа он так красиво стоял на месте, что стало грустно. У него порвался ремень вариатора, а мы в горах, до ближайшей деревни 30 км.

Но дорога она на то и дорога. По воле Бога мимо нас спускался с горы пикап, а за рулем его сидел добрейшей души человек (как жаль, что я даже не знаю его имени), каких во Вьетнаме чрезвычайно много. Размахивая руками, мы перебежали дорогу, и он остановился. Увидев нашу беду, он открыл кузов, и мы погрузили байк в него. Однако кузов не закрылся из-за размера скутера, поэтому следом полез мой друг, чтобы воспрепятствовать превращению байка в самолет во время движения. Сказав мне, что будет ехать очень медленно, чтоб байк не вылетел за борт, вьетнамец сел за руль и поехал. Не верьте вьетам, если они говорят, что будут ехать медленно. Развернувшись и поехав следом, я постепенно набрал скорость 60 км/ч и все надеялся увидеть авто за следующим, а потом за следующим и так далее поворотами. Я так и не смог его догнать, этого медленного вьетнамца. Сколько же он планировал ехать сам, в обычном режиме? Как рассказывал мой слегка поседевший друг после, его и сам скутер спас тренажерный зал, в который мой товарищ ходил регулярно, ибо на некоторых поворотах он, раскорячившись в кузове пикапа, еле удерживал себя и байк от полета в ущелье.

Ну да ладно, основной герой повествования, к сожалению, не этот душевный, добрый человек, а его противоположность. Приехав в деревню, я застал своего товарища на заправке, где к нему приставал явно нетрезвый индивидуум с красными от похмелья глазами. Он лез к байку и жестами показывал, что он ремонтяй и может нам помочь. Как Вы понимаете, связывать судьбу скутера с ним нам не хотелось, а поэтому мы еле-еле с ним распрощались и покатили байк по дороге в поисках СТО. И мы нашли его достаточно быстро. Но за нами следом примчался наш «красноглаз», как мы его окрестили. Он был подобен фурии. Накинувшись на работяг и крича, он видимо доказывал, что мы его добыча. А поэтому они посмотрели на нас, как нагадивший щенок смотрит на хозяина. Жаль, мол, ребята, но делать нечего. Но, правда, как обнаружится позже, они и не могли нам помочь. Ни в одной деревне вокруг в радиусе 10 — 15км я не смогу найти помощи. Но это я узнаю позже.

Ремонт во Вьетнаме

Мы поняли, что наш паренек с глазами цвета томатов так и будет шляться за нами, а поэтому решили, что некоторым проще дать. Мы поехали, вернее потолкали в его мастерскую. Я показал на вариатор, он включил зажигание, крутанул ручку газа, но заднее колесо оставалось безучастным. Наш бравый ремонтяй покивал головой, чем выразил согласие, побубнел сам с собой о чем — то, да и полез за инструментом. И нужно отдать должное его скорости. Я и глазом не успел моргнуть, как он уже раскрутил вариатор и показывал мне ошметки ремня, благодаря которому крутящий момент приходит от двигателя на заднее колесо. Да, я знал, что у меня порван был этот ремень, но этот парень применил распространенную тактику: начинай движение побыстрее, пока не началось. Наученный уже горьким опытом, я знал, что следует дальше. Заоблачная цена. Смысл такой резкости со стороны горе — мастеров и заключается как раз в том, чтобы стеснительный клиент или не задавал вопросов по стоимости вообще ( пока его не ошарашат в конце, когда деваться собственно и некуда) или задавал, ужасался, но смирялся ( ну а куда рыпаться, свадьба уже в процессе).

— Бао нью ? ( сколько ? ), —  как гром для ушей прозвучал мой наивный вопрос. «Ну вот, началось», -увидел я промелькнувшую мысль в красных ненавидящих меня в тот момент глазах.

— Восемьсот тысяч, — совесть и стыд в его организме видимо спали после вчерашнего возлияния.

Уже не раз сталкиваясь с желаниями со стороны некоторых вьетнамцев разбогатеть за мой счет сразу и надолго, имея опыт в этих делах, в данной ситуации я был вынужден признать, что этот индивидуум в иерархии беспринципных жадин Вьетнама занимает уверенное первое место. Да что там, он олимпийский чемпион. Я оторопел.

— Сколько ? — повторил я.

Наш новый друг был красавец редкой масти. После следующего заявления он стал чемпионом Вселенной.

— Это за ремень. И плюс 150 000 за работу.

Итак, две новости. Хорошая в том, что мы узнали о стоимости в 950 000 при средней цене такого ремонта 250 — 300 000. И случилось это до ремонта. Плохая в том, что я не согласен быть жертвой этого стервятника. То есть вопрос наш продолжал оставаться открытым.

— Нет, — сказал я мастеру. Он демонстративно бросил наши шурупы и огрызок ремня на землю.

— Ты следи за ним, пусть собирает байк, а то он парень горячий и глупый, как бы чего не придумал.

В тот момент я даже и предположить не мог, насколько пророческими будут мои слова. Я не учел, что спутник мой был еще достаточно юн в плане байков, ремонтов и общения с ремонтяями.

— А ты куда ?

— Поищу других мастеров.

Я прыгнул за руль исправного скутера и отправился методично прочесывать местность на предмет наличия адекватных ремонтников. И уже на ближайшем СТО, где нас собственно и нагнал красноглаз необыкновенный, от ответа мастера в душу мою медленно, но уверенно начало заползать недоброе предчувствие.

— Нет проблем, я починю, только дай мне ремень.

Дело было в том, что мы застряли в деревне, где байки с коробкой автомат являлись чем — то вроде жирафов в Украине. Да, они где — то есть, по телевизору видели. То есть все понимают, что такие скутера где -то ездят, некоторые из них даже видели. Но держать запчасти от этих диковинных зверушек у себя в мастерской, как оказалось, из всех мастеров в радиусе 10 км пришло в голову только нашему предприимчивому другу.

Я вынужден был признать, что мы попали. И с этой мыслью я начал постепенно свыкаться, убеждая, что все не так плохо и могло ведь чисто теоретически оказаться еще хуже, когда раздался звонок.

— Да, говори.

— Слушай, этот ремонтяй показывает мне сейчас одну штуковину и говорит, что как раз такой детали у нас не хватает. Он готов нам ее продать.

— Что — о- о ?

Очень здорово, что ремонтника не было рядом. В состоянии аффекта, к которому я был близок, как никогда, я мог эту деталь проверить на совместимость с его организмом, причем сделать это ректально.

— 100 % он ее вытащил из нашего вариатора. Это наша деталь. Ты внимательно за ним следил ?

— Вроде бы да, но я ведь даже не знаю, что это. Внешне выглядит, как цилиндрик.

— Вот ведь красавец. Это ролик вариатора. Ты держи его, я сейчас буду.

— Не получится. Он, как мне сдается, услышал твой крик даже из телефона. И решил ретироваться подобру-поздорову.

— То есть ?

— Уехал он только что.

Ремонт во Вьетнаме

«Да уж. 5 минут назад я думал, что у нас проблемы, но по-настоящему мы попали сейчас, видимо «, — думал я, привыкая к новым вводным. И, как окажется, снова ошибался. Эта поездка в Далат запомнится мне на всю жизнь. А описанные выше события лишь начало целой череды неприятностей, но пока я этого еще не знал.

А пока я привык к порванному ремню вариатора в моем скутере и находился в процессе привыкания к тому, что жуликоватый ремонтяй спер из моего транспортного средства важную деталь. А еще нас было трое на одном байке в 40 км от Нячанга, что впрочем чуть позже тоже сыграет злую шутку. От повышенных нагрузок на стыке дорожных плит у нас порвется камера заднего колеса.

А пока я подъезжал к месту несостоявшегося ремонта и обдумывал наши дальнейшие действия. Товарищ мой выглядел угрюмо. По всему было видно, что поездка не приносит ему особой радости. Мастерская была закрыта, а поэтому нам ничего не оставалось кроме как откатить байк в ближайшую кафешку, где нас дожидалась моя жена. И стоит упомянуть, что такие люди, как наш новый знакомый, к великому моему счастью, настоящая редкость во Вьетнаме. В большинстве своем ребята здесь отзывчивые и в высшей степени благородные. Вот и хозяева этой кафешки, прослышав о наших неприятностях, с радостью приняли на постой нашего стального «коня», разрешили оставить на ночь.

А мы отправились в Нячанг. Но Вы спросите, к чему я это пишу ? Ведь повествование должно быть о ремонтяях, а оно вроде как уже и закончилось. С красноглазом уже вроде все понятно. Денег он с нас не содрал, но все-таки нас уделал. Да, все именно так. И в тот момент, когда мы направлялись  втроем на одном скутере уже и без того изрядно уставшие, я искренне думал, что с ремонтяем мы закончили. И Бог с ним, и дай Бог с такими ребятами расходиться десятыми дорогами и все в этом духе. И я готов был подарить ему сворованную деталь. Но …

Всевышний не без чувства юмора, это факт.

Утром следующего дня мы купили ремень вариатора и приступили к сцене «Путешествие в Далат. Дубль второй». Счастливые, с ремнем мы въехали в деревню и забрали байк. Откатили его в ближайшую мастерскую, пребывая все в том же состоянии счастья. Отдали мастеру ремень и ролик вариатора. И он, счастливый не менее нашего, объявил нам, находящимся в состоянии эйфории и крайнего возбуждения от предвкушения скорого продолжения нашей поездки, что в вариаторе не хватает еще трех деталей.

«Окончен бал, погасли свечи». Примерно так я бы описал свое самоощущение после известия. И это были детали мелкие, но без них наше дальнейшее путешествие не представлялось возможным. А поэтому что ? Опять возвращаться в Нячанг ? Ну уж нет. Душа взбунтовалась, и ярость благородная вскипела, как волна. И очень это хорошо, что именно в этот день парень наш решил не выходить на работу. Иначе не избежать нам славяно — вьетнамского конфликта.

Я с другом устремились к его мастерской. Соседки его, учуяв всю мою пролетарскую ненависть, хоть и не выдали его местонахождения, но тут же «слили» мне геолокацию его сына. Все, как одна, указывали мне на соседнее здание, а потом и вовсе начали выкрикивать его имя. Далее все наконец пошло, как по нотам. Сын вышел, ему объяснили ситуацию, он проникся и флегматично побрел к мастерской. Открыл и запустил нас. 2 минуты и мы нашли все наши запчасти. Выкрикивая лозунги в адрес вьетнамца — грабителя еще пару мгновений больше для порядка, нежели преследуя какую — то цель, мы, довольные собой, удалились. А еще через 15 минут мы распрощались с 50 тыс. донгов за ремонт и оседлали своих «жеребцов».

Вот такая вот история о некоторых вьетнамских ремонтяях,  их запредельной жадности и недальновидности, которая случается с ними порой. История эта очень показательная, но это скорее исключение, чем правило. И нельзя судить обо всех представителях профессии по одному человеку. Однако, как показывает практика, обязательным является соблюдение некоторых простых, но крайне важных правил при общении с вьетнамскими мастерами ( подробнее в статье «10 правил общения с вьетнамскими мастерами»)

Ждем Ваш голос
[Голосов: 16 В среднем: 4.8]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *